Экономика

4 головоломки и последний срок госпожи Меркель

Москва, 25 сентября — «Вести.Экономика». Ангела Меркель выглядит вполне удовлетворенной результатами прошедших выборов в Германии, перейдя на четвертый срок в должности канцлера после победы ее консервативного альянса на федеральных выборах в воскресенье. Однако празднования в штаб-квартире партии могут оказаться недолгими.

Сразу в нескольких германских городах прошли стихийные митинги против результатов выборов в бундестаг. В Кёльне, Франкфурте и Берлине на улицы вышли тысячи протестующих.

Политическая система Германии теперь находится в состоянии конфликта с Меркель на фоне правящей коалиции, пытающейся договориться с более мелкими партиями.

Рабочие места высокопоставленных немецких политиков и министров могут висеть на волоске, когда начнутся дебаты после выборов.

И если победа Меркель — это победа для либеральных, проевропейских политиков и облегчение для ее единомышленников из электората. Выборы показали, что партия Меркель потеряла существенный вес в качестве крайне правой националистической партии страны.

Восхождение правых Хотя альянс, состоящий из ХДС и его братской партии ХСС, получил 33% голосов, что сделало его крупнейшей парламентской группой, союзники отметили общее снижение на 8,6 п. п. после последнего голосования в 2013 г. Согласно статистическим данным другая основная партия Германии, Социал-демократическая партия (СДП), едва набрала 20,5% голосов (что на 5,2 п. п. ниже, чем в 2013 г.).

Карстен Бжески, экономист из ING Research, заявил в понедельник, что результатом выборов стала «победа Меркель и, может быть, худший результат для ХДС с 1949 года» и «худший результат со времен Второй мировой войны» для СДП.

Многие избиратели обратились к националистической антиевропейской партии «Альтернатива для Германии», которая, как прогнозировалось, победила в менее богатых районах страны, особенно в бывшей Восточной Германии. Получив 12,6% голосов (на 7,9 п. п. выше после последних выборов), она стала третьей по величине партией в Германии и впервые вступит в национальный парламент.

Меркель признала результат «Альтернативы для Германии», заявив, что прислушается к тому, что беспокоит избирателей.

Несмотря на то что альянс Меркель CDU/CSU получил сравнительно немного голосов во время выборов, он не набрала достаточно, чтобы мог управлять самостоятельно. Теперь ему необходимо найти партнеров по коалиции среди более мелких партий, чтобы сформировать четырехстороннее правительство.

С практической точки зрения бундестаг должен провести собрание в течение 30 дней после выборов, а затем парламент должен избрать канцлера, хотя это будет Меркель, поскольку самая большая партия Германии всегда выдвигает своего лидера в качестве кандидата на пост канцлера.

Бывший партнер младшей коалиции ХДС/ХСС СДП, заявил, что выйдет из «большой коалиции» последних четырех лет и вместо этого уйдет в оппозицию после мрачного результата выборов.

Назвав результат «горькой потерей», Мартин Шульц, бывший глава Европарламента, заявил, что останется лидером партии. Однако после тусклой избирательной кампании сохранится ли эта позиция в долгосрочной перспективе, неизвестно.

Все политические партии исключили коалицию с националистической партией «Альтернатива для Германии» и отказались от СДП. Таким образом, наиболее вероятной коалицией является так называемая коалиция «Ямайка»: ХДС, ХСС, СДП, которая получила 10,7% голосов, «Зеленые» — 8,9% голосов.

Процесс создания правящей коалиции может занять несколько месяцев, по словам экспертов исследовательской группы Societe Generale Стейра и Хиллиарда, и может повлиять на более широкое направление ЕС.

Результат выборов может повлиять на положение ряда высокопоставленных фигур, в том числе Шульца в качестве главы СДП – его позиция выглядит довольно уязвимой, а также министра финансов Германии Вольфганга Шойбле, популярного ветерана политического истеблишмента страны.

Для Германии это традиционно, когда младший партнер по коалиции выбирает министерство, где может назначить министра по своему выбору. Учитывая, что младшим партнером по коалиции окажется FDP, скорее всего, будет выбрано министерство финансов.

Член FDP сообщил изданию Bild в начале этого месяца, что «FDP не должен входить ни в одно правительство, в котором не сможет утвердить министра финансов».

Ссылки по теме

Четвертый срок Меркель и националисты в бундестаге Принять миллион беженцев и избежать поворота вправо Макрон намерен «перезапустить» ЕС вместе с Меркель Хороший результат выборов для Меркель рассматривался как предшественник большей политической и экономической интеграции для ЕС и евро, особенно учитывая ее поддержку взглядов президента Франции Эммануэля Макрона в отношении бюджета еврозоны, министра финансов Европы и более тесного сотрудничества в области реформ.

По словам Пола Донована, главного экономиста UBS Wealth Management, партия FDP открыто высказывалась против некоторых из этих планов.

«Переговоры канцлера Меркель с партией «Зеленых» и FDP, скорее всего, потребуют времени: есть существенные различия в политике интеграции ЕС, обороны и вопросов окружающей среды. Планы интеграции президента Франции Макрона могут быть омрачены», — заявил он в понедельник.

В то время как заместитель директора по исследованиям Teneo Intelligence Карстен Никель заявил, что парламент Германии останется в целом проевропейским, он отметил, что вопросы еврозоны будет «основным пунктом, который будет затронут в ходе разворачивания коалиционных переговоров».

«Если FDP будет придерживаться скептической позиции, этому будет противостоять сильная проевропейская позиция «Зеленых». Более того, Меркель является скрытой угрозой возвращения в СДП, если переговоры по «Ямайке» потерпят неудачу (особенно в Европе). FDP придется развязать борьбу — и ряд ключевых результатов, такие как сокращение налогов за наиболее лояльную базу поддержки, избиратели с высоким доходом, могут быть более важными, чем попытка противостоять Меркель в реформе еврозоны», — отметил он.

Удастся ли Меркель и Макрону спасти валютный блок? Евро всегда являлся франко-немецким проектом, и теперь, благодаря динамичному новому лидеру в одной стране и обновленному народному мандату власти в другой, у Франции и Германии появился шанс исправить худшие недостатки своего детища.

Однако, как считают эксперты, даже несмотря на приход к власти Макрона и победу Меркель, между этими двумя странами сохраняются глубокие разногласия, которые могут помешать данной реформе.

Профессор экономики Университета Беркли и бывший советник МВФ Барри Эйхенгрин акцентирует внимание на то, что Макрон, следуя давней французской традиции, утверждает, что проблемы валютного союза Европы вызваны недостаточной централизацией.

«Он считает, что еврозоне нужен особый министр финансов и парламент. Ей нужен бюджет в сотни миллиардов евро для финансирования инвестпроектов и увеличения расходов в странах с высокой безработицей», — отмечает Эйхенгрин.

В то же время Меркель, на его взгляд, является сторонницей того, что проблемы валютного союза вызваны избыточной централизацией и недостаточной ответственностью национальных правительств. Она обеспокоена перспективой безответственного расходования средств из крупного бюджета еврозоны. Не отвергая идею поста министра финансов еврозоны, она не считает, что этого чиновника следует наделять широкими полномочиями.

Идея Макрона состоит в том, что надо, не ограничиваясь ленивым оптимизмом, добиться согласия Германии на превращение еврозоны в союз, подобный государству: облегченную версию федерации. В обмен на придание французскому рынку труда более немецкого вида, а также обуздание бюджетного дефицита Франции, Германию просят принципиально согласиться на единый бюджет, единое министерство финансов и единый парламент стран еврозоны, обеспечивающий демократическую легитимность.

Для того чтобы это предложение стало приемлемым для правительства Германии, предлагаемый единый бюджет имеет крошечный размер (примерно 1% совокупного дохода еврозоны). За его счет предполагается финансировать лишь несколько базовых структур, предусмотренных в варианте «легкой федерации», например частичную социальную защиту безработных и единую систему страхования вкладов, что придаст смысл европейскому (так называемому) банковскому союзу. Данный план предполагает также выпуск единых облигаций (так называемые евробонды), которые будут представлять собой лишь небольшой новый долг, при этом обобществление огромных долгов, накопленных странами еврозоны, напрямую запрещается.

Макрон понимает, что подобная федерация с макроэкономической точки зрения будет незначительной на фоне глубины долгового, банковского, инвестиционного и социального кризиса, который разворачивается в странах еврозоны. Однако, размышляя в духе традиционной для ЕС постепенности, он считает, что подобный шаг будет политически важным и решительным на пути к подлинной федерации.

«Как мне заявил французский политик, как только немцы согласятся с самим принципом, экономика вынудит их согласиться с необходимыми масштабами», – отмечает бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис.

Подобный оптимизм может выглядеть оправданным в свете предложений, делавшихся в прошлом по этому поводу не кем иным, как самим Вольфгангом Шойбле, министром финансов Германии. Но есть две весомые причины сохранять скептицизм.

Во-первых, канцлер Ангела Меркель и Шойбле родились не вчера. Если люди Макрона будут представлять себе легкую федерацию как первый шаг на пути к полноценной политической интеграции, точно так же подумают Меркель, Шойбле и ожившие «Свободные демократы» (которые, скорее всего, вступят в коалиционное правительство с христианскими демократами Меркель после федеральных выборов в сентябре). Вежливо, но твердо, они отвергнут французские инициативы.

Во-вторых, в маловероятном случае согласия Германии на легкую федерацию, любое изменение в работе еврозоны, несомненно, уничтожит значительную часть политического капитала этих реформаторов. А если реформы не принесут экономических и социальных результатов, которые повысят (а не уничтожат) шансы на создание подлинной федерации, а я подозреваю, что не повысят, тогда последует политическая реакция, которая покончит с любыми перспективами появления такой федерации в будущем. Как считает Варуфакис, отмена евро станет неизбежной, она обойдется дороже и оставит Европу в состоянии еще большей разрухи.

Растущие риски Target2

Обязательства стран в системе Target 2

Меркель также предстоит решить проблему системы TARGET2, которая способствует углублению долгового кризиса в еврозоне, поскольку позволяет свободно перетекать средствам из периферийных стран валютного союза в «локомотивы», в первую очередь в Германию. Ситуация продолжает усугубляться, так как система стала причиной образования между странами серьезного торгового дисбаланса, который стал заметен только после кризиса в 2008 г., который спровоцировал банковский кризис и обнажил проблемные места финансовой системы еврозоны.

Дело в том, что дефицит платежного баланса между странами финансируется за счет формирования кредитных обязательств между центробанками этих стран. Причем данный дефицит не ограничен ничем, ограничений в кредитовании в системе TARGET2 не существует. Пассивное сальдо торгового баланса может финансироваться созданием неограниченного количества требований против ЕЦБ.

В результате сильная экспортная активность Германии стала причиной формирования значительного дисбаланса между Германией и проблемными странами еврозоны. Причем в рамках этой модели Бундесбанк фактически получает кредитные обязательства в обмен на экспорт. В конечном итоге совокупный долг центробанков Греции, Испании, Италии и других стран еврозоны перед Бундесбанком постоянно растет.

Ввиду ухудшения ситуации в валютном союзе и роста риска банковского коллапса в проблемных странах вкладчики активно снимали средства со своих счетов и открывали счета в банках Германии, экономику которой воспринимают как «убежище». Это только усугубило ситуацию, так как способствовало росту долга центральных банков вышеупомянутых стран перед Бундесбанком.

Однако, учитывая тот факт, что Бундесбанк не является эмиссионным центром и не может «печатать» деньги, он будет вынужден продолжать за счет своих средств дальше кредитовать проблемные страны, тем самым способствуя увеличению дисбаланса в системе TARGET2. В случае выхода одной из стран из валютного блока или его распада немецкий Центробанк окажется в плачевном состоянии, и налогоплательщики будут вынуждены его спасать за счет своих средств.

Безработица и мигранты

Уровень безработицы в еврозоне и ЕС

Крупнейшая экономика Германии продолжает игнорировать опасения по поводу того, что массовый наплыв мигрантов из охваченных войной стран, включая Сирию и Ирак, в течение последних двух лет увеличит уровень безработицы в стране и навредит экономическому росту.

Вместо этого официальные данные указывают на то, что рынок труда в Германии находится на небывалом подъеме за 25 лет, а производство в 2016 г. увеличилось самыми быстрыми темпами за последние пять лет за счет устойчивого частного потребления и государственных трат на мигрантов.

Такая устойчивость маскирует некоторые проблемы, связанные со способностью мигрантов адаптироваться к довольно сложному рынку труда в ФРГ: им не хватает знаний языка и уровня квалификации. Прогресс в деле успешной интеграции беженцев может сыграть на руку Ангеле Меркель, решения которой совсем недавно избранный президент США Дональд Трамп назвал катастрофическими.

Раймунд Беккер, член правления Федерального агентства труда в Нюрнберге, заявил, что многих людей удивляет тот факт, что в Германию приехал миллион беженцев, но это никак не сказалось на уровне безработицы. По мнению Беккера, это связано с демографическими изменениями, а также с тем, что не все мигранты подходят рынку труда ФРГ.

Германия — страна со стареющим населением и одним из самых низких коэффициентов рождаемости в мире. Каждый год в стране около 300 тыс. человек завершают свою трудовую деятельность. Вместе с тем в 2016 г. занятость росла в среднем на 36 тыс. человек, увеличившись до рекордных 43,5 млн. Для сравнения, число беженцев, зарегистрированных в качестве официальных безработных, увеличивалось примерно на 10 тыс. человек в месяц в первой половине прошлого года, во второй половине года рост оказался еще меньше.

«До тех пор пока компании создают рабочие места быстрее, чем растет число беженцев, въезжающих в страну. Это уравновешивает общий показатель безработицы, даже если беженцы не занимают новые рабочие места», — рассказал экономист Bayerische Landesbank в Мюнхене Стефан Кипар. Но если рост новых рабочих мест замедлится, можно будет увидеть совершенно другую статистику, полагает экономист.

В разгар миграционного кризиса в 2015 г. Министерство труда Германии прогнозировало увеличение безработицы уже в 2016 г., но вместо этого число безработных даже снизилось. Собранные Bloomberg прогнозы говорят, что уровень безработицы останется неизменным в текущем году и составит 6,1%, но в следующем — вырастет до 6,2%. Германский ЦБ (Бундесбанк) более оптимистичен: его эксперты верят в снижение уровня безработицы в 2018 г. до 5,8%.

В результате четвертый срок Меркель может оказаться для нее сроком в тисках. С одной стороны, постоянно растущая популярность «Альтернативы для Германии» сделает Меркель канцлером, который своими действиями дал шанс ультраправым, с другой – текущее состояние экономики Германии требует притока мигрантов, даже если они не сразу интегрируются.

Источник: vestifinance.ru

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика