Культура

Королева и мексиканец

Автопортрет Маревны, 1929 г. Фото: © MAREVNA, ADAGP (Париж), РАО (Москва), 2015/ASSOCIATION DES AMIS DU PETIT PALAIS, GENEVE/STUDIO MONIQUE BERNAZ, GENEVE

Мария Воробьева-Стебельская по прозвищу Маревна — одна из самых колоритных фигур так называемой Парижской школы живописи. Ее страстный роман с мексиканским художником Диего Риверой в свое время наделал немало шума, став одной из легенд Монпарнаса эпохи расцвета.

…Жарким июльским полднем 1920 года в студию Маревны громко постучали. «Открой, это я!» — пробасил знакомый голос.

Ривера застал ее врасплох, Маревна болела на пару с дочкой — обе надрывались от кашля, при этом она, как всегда, не выпускала из рук папиросу.

«Хочу, чтобы мы снова были вместе! — заявил с порога Диего. — Я понял: ты моя самая большая любовь», — и словно потеряв равновесие от этого невиданного признания, рухнул на единственный неустойчивый стул. Маревна протерла глаза — ей казалось, что она спит.

Ривера вручил немного шоколадных конфет и целых пятьдесят франков — «все, что есть», поведав свой грандиозный план: завтра он едет на родину, в Мексику, отец очень болен, а через пару месяцев вернется, женится на Маревне, и они заживут семьей либо здесь, либо в Мексике, если пожелает. Ведь когда-то она мечтала увидеть его родину, разве не так? Даже книги и альбомы специально изучала.

Эта последняя перед его отъездом ночь была, наверное, самой лучшей, самой страстной их ночью. Наутро Ривера крепко прижал ее к себе, поцеловал дочку, невероятно похожую на него, и дверь за ним закрылась.

Весь день Маревну не покидало какое-то восторженное возбуждение: Диего все-таки поверил ей, он любит ее и теперь у них есть будущее. Конечно, она выйдет за него, конечно, отправится за ним в Мексику, это ведь интереснейшая страна, открытая новому искусству! Да они вдвоем там горы свернут! Наверняка судьба направила ее сюда, в Париж, только для того, чтобы встретить в лице Диего свою судьбу. Что ж, встреча состоялась, и теперь она снова готова тронуться в путь.

Мария Брониславовна впервые увидела Риверу весной 1915 года в монпарнасском кафе, где обычно собирались художники. Сидящий за столиком гигант в голубых рабочих штанах, заляпанных краской, не походил на европейца, был грузен, некрасив и напомнил ей сарацина из какой-то давней театральной постановки. Тем более что рядом с ним стояла внушительная резная трость, которой незнакомец начинал размахивать, стоило появиться официанту. Маревна поначалу испугалась, как бы странный тип не раскроил гарсону череп, но нет, он, судя по всему, не собирался никого лупить — просто так развлекался. Как поняла Маревна, «сарацину» нечем было заплатить за кофе и он ждал, пока кто-нибудь из приятелей его выручит. «Это Ривера», — пояснил сопровождавший Марию Илья Эренбург, перехватив ее заинтересованный взгляд.

Маревна уже слышала от друзей это имя: Диего Ривера, мексиканский художник. В «Улье» — знаменитом общежитии художников, где она снимала студию, — его считали очень талантливым и часто обсуждали его работы.

Источник: http://7days.ru/caravan/2016/1/koroleva-i-meksikanets.htm

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика