Новости Казахстана

Итог встречи финансистов “Большой двадцатки” оживил рынки

 

Прошедший в столице Франции саммит финансистов “Большой двадцатки” внушает оптимизм. Мир начинает меняться к лучшему.

 Но этому способствовал долговой кризис, который разразился в благополучной Европе и сегодня грозит спровоцировать новую рецессию в мировой экономике. Как говорится, ничто не сплачивает соперников так, как общий враг. Примерно такая картина наблюдалась в Париже. На встрече было единодушие, в том числе и по европейскому вопросу. Финансисты обязали политиков, которые соберутся на свой саммит в ноябре в Брюсселе, начать реформы, которые стабилизируют финансовые рынки и избавят глобальную экономику от рисков и угроз. Париж считается столицей моды. Поэтому остается надеяться на то, что итоги форума финансистов найдут отражение на предстоящем саммите лидеров стран G-20. А понятие “финансовая дисциплина” станет самым актуальным словосочетанием для правительств.

По мере того как в мире шагает акция “Захватить Уолл-стрит” (а она уже добралась до Японии и Австралии, а в “вечном городе” Риме даже переросла в массовые столкновения), в спокойной Франции на финансовом саммите G-20 его участники ломали голову над тем, как спасти современные устои капитализма. В итоге стороны пришли к компромиссному, но далеко не простому решению – менять Европу.

Напомним, что нынешняя встреча финансистов приурочена к предстоящему саммиту лидеров стран “Большой двадцатки”, который в начале ноября состоится в Брюсселе. Стоит отметить, что форум проходил на фоне долгового кризиса в Европе. И это обстоятельство наложило сильный отпечаток на повестку дня встречи.

“Европе надо, наконец, привести свои дела в порядок, потому что, если этот кризис (с долгами стран PIIGS: Ирландия, Италия, Греция, Испания. – Ред.) не будет преодолен, он начнет влиять на развивающиеся страны, до сих пор переживавшие бурный рост”, – сообщил на саммите глава минфина Японии Дзюн Азуми.

Первое, что бросалось в глаза и резало слух на встрече G-20 в Париже, это отсутствие каких-либо серьезных противоречий или разногласий между его участниками. Казалось бы, несущественный пустяк, но он говорит о многом. Во-первых, на мировой площадке пришло понимание того, что глобальная экономика балансирует на грани пропасти и проблемы с долгами в Европе могут рикошетом ударить по всем.

“За последние три недели ситуация скорее ухудшилась, нежели улучшилась. Мы здесь ясно услышали, что страны с развивающимися рынками опасаются риска заражения” – сообщила глава МВФ Кристин Лагард.

Во-вторых, все поняли, что долговой кризис в Европе требует оперативных и решительных мер. Стоит отметить, что с 2008 года в большинстве стран также говорили о переменах. Но кто из них отваживался на глубокие реформы? Политики в США и Европе сталкивались с сопротивлением крупного капитала, который не хотел менять свой традиционный образ жизни. Теперь положение выглядит иначе.

Накануне встречи в Париже и предстоящего саммита G-20 в Брюсселе порядка 90 ведущих экономистов и финансистов мира, в числе которых оказался и Джордж Сорос, опубликовали в The Financial Times свое письмо властям еврозоны. В нем они призывали создать единую казну, которая могла бы консолидировать средства для стран Европы и гарантировать, что все государства Старого Света будут придерживаться финансовой дисциплины.

Стоит отметить, что их доводы оказали влияние на результаты прошедшей в Париже встречи. По крайней мере, в это хотелось бы верить. В итоговом коммюнике финансисты G-20 призвали Европу “добиться максимальной отдачи от EFSF (фонда спасения) ради предотвращения распространения кризиса”. Более того, страны Старого Света взяли на себя повышенные обязательства перед партнерами – форсировать реформы в своих экономиках.

“Развитые экономики, учитывая различные международные обстоятельства, начнут политику, призванную укрепить доверие к экономике, поддержать ее рост, а также способствовать реализации четких, эффективных конкретных мер в обеспечение фискальной консолидации”, – говорится в итоговом документе.

Одним словом, кризис не тетка! Поэтому страны Европы прилюдно пообещали, что “при наличии требуемых ресурсов они ускорят реализацию структурных реформ для перебалансировки спроса в целях повышения уровня внутреннего потребления”. Этого от них добивался окружающий мир.

Как следствие, рынки позитивно отреагировали на результаты парижского финансового саммита G-20. В понедельник стала резко расти цена нефти на торговых площадках мира. Марка WTI выросла до 87 долларов за баррель, а энергетическая смесь из Северного моря Brent достигла отметки 112 долларов за баррель. Аналогичная картина наблюдалась и на фондовых рынках мира. Сводный индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite вырос на 0,4 процента и до 2.440,4 пункта, активный рост имел место в банковском секторе. Более решительно отреагировал на сообщения из Парижа индекс Гонконгской фондовой биржи Hang Seng, который вырос на 2,01 процента.

Понятно, что финансисты G-20 сказали свое слово: “решительно ответить на текущие проблемы внятным планом действий”. Теперь дело осталось за политиками двадцати самых крупных экономик мира, которые в ноябре соберутся на саммит в Брюсселе. И здесь следует быть немного осторожными с радужными ожиданиями. Так, саммит G-8, который прошел в текущем году, по странному стечению обстоятельств был посвящен “арабской весне”. Таким образом лидеры ведущих стран отодвинули вопросы экономики на второй план.

Хотя финансисты G-20 согласовали свои рецепты спасения от долгового кризиса, тем не менее остается вероятность того, что разногласия возникнут у политиков. Еще накануне встречи в Париже говорилось о том, что резервов МВФ на всех не хватит.

“Наши возможности (МВФ. – Ред.) почти в 400 млрд долларов выглядят достаточными сегодня, но бледнеют в сравнении с потенциальными финансовыми нуждами нестабильных стран и наблюдателей во время кризиса”, – сказала глава МВФ Лагард в конце сентября.

Кстати, на форуме в Париже была заметна активная позиция Кристин Лагард, которая несколько месяцев назад возглавила Международный валютный фонд. Буквально все новостные ленты пестрили ее заявлениями. Это позволяет надеяться на то, что МВФ станет играть более заметную роль “оператора” в спасении Европы.

Впрочем, отдельные казахстанские инициативы также нашли свое отражение в рамках состоявшейся в Париже встречи. К примеру, на берегах Сены впервые серьезно задумались о международной резервной валюте. Здесь можно вспомнить ту критику, которую Астана обрушила на доллар, с предложением заменить доллар в качестве денежного эквивалента в международных расчетах.

В Париже пока не спешат избавляться от доллара, но при этом говорят о расширении корзины международных валют за счет новичков – китайского юаня и бразильского реала. Таким образом капитаны мировой экономики стремятся избежать рисков, связанных с долларом и евро, а также с проблемами долгов США и стран Старого Света. И это можно рассматривать как открытие саммита. О проблемах доллара стали открыто говорить в Западном полушарии, для которого американская валюта была “священной коровой”.

“Сегодня у нас в корзине SDR (специальных прав заимствования, производной денежной единицы МВФ. – Ред.) есть несколько валют, которые позволяют определять колебания SDR. И некоторые критерии сегодня предполагают включить новые валюты в эту корзину”, – сообщила Кристин Лагард.

Во-первых, на финансовом форуме обратили внимание на динамично растущие рынки стран третьего мира и уже готовы предоставить им место в ряду мировых валют. Но насколько такая схема эффективна? Прежде всего расширение корзины МВФ не является чем-то необычным, в разное время сюда входили британский фунт и немецкая марка, а чуть позже и евро. Теперь ее предлагают расширить за счет новых валют.

Однако ни бразильская валюта, ни китайский юань пока не могут взять на себя ответственность за мировую экономику. Пекин проводит широкую интервенцию по сдерживанию укрепления юаня, а бразильский песо исторически подвержен инфляции. Кстати, последний аспект указывает на низкую финансовую дисциплину правительства. В этом случае мультивалютная корзина от МВФ будет нести в себе не меньше рисков, чем евро или доллар сегодня.

Скорее всего, за благими намерениями

 прослеживалось желание США оказать давление на Китай, который искусственно занижает курс. Если юань окажется в плеяде резервных валют МВФ, то его Нацбанку придется отказаться от порочной практики регулирования обменного курса своей купюры. А именно этого последние недели добивался Вашингтон от Пекина.

Марат МАМАЕВ, Алматы
 

А поделиться с друзьями слабо)?

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика