Новости Латвии

В крестьянских хозяйствах Латвии не хватает рабочих рук 2

 

Владельцу молочного к/х Zeitišķi-3 Виталию Ореху (Вецсалиенская волость), у которого побывала “СейЧас”, нужен профессиональный ветеринар – в хозяйстве 52 коровы, и это только дойные, а с молодняком стадо в сто мычащих и требующих ухода голов: “С рабочими руками у нас давно непросто. Кто мог работать, уехал. Так что найти нормальную рабочую силу проблемно. Нуждаюсь в помощнике, на которого мог бы положиться, и в ветеринаре. В ветеринаре нуждаются все, кто занимается крупным рогатым скотом. Таких специалистов в окрестных волостях нет. Хорошо, когда коровы здоровы, а если заболела какая-то, что делать? Но понятно, что хороший ветеринар за минималку работать не будет, а я со своих доходов платить больше не могу”.

 

 

 

Лоббирующий интересы латвийских фермеров Крестьянский Сейм прогнозирует, что в наступившем году обострится проблема нехватки рабочих рук, а значит, придется ввозить тружеников села из-за рубежа, в первую очередь подразумеваются гастарбайтеры из Беларуси и с Украины.

На дефицит рабочей силы на селе указывает и глава сельхозкооператива Эдите Страздиня. Особенно проблема ощущается в период сбора урожая, когда свою негативную лепту в климатических условиях Латвии вносят затяжные проливные дожди. Выходом мог бы стать ручной труд, но в обедневших людьми волостях рабочих рук в горячее время “днем с огнем” не сыскать, а уборочная техника на полевые “водоемы” не пойдет. По мнению Страздыни, будь погодные условия в Латвии легче, а на привлечение иностранной рабсилы не уходило пять долгих месяцев, руководители крестьянских хозяйств охотнее бы пользовались такой возможностью, – и в результате 30% урожая не осталось бы на полях, как это было в минувшем году. Но ведь не угадаешь, какие сюрпризы готовит погода. Люди надеются на лучшее, а когда наступает то самое “плохо”, оказывается, что дополнительную рабочую силу взять негде. Поэтому предлагается упростить ввоз сезонных рабочих в Латвию, чтобы фермеры смогли оформлять документы гастарбайтерам за 10–15 дней. 

 

Представитель Союза самоуправлений по вопросам развития села С. Спроге считает, что надо обучать людей работе в тех сферах, где работников не хватает, и создавать рабочую среду так, чтобы люди имели возможность повышать свою квалификацию, а в итоге оставаться жить в сельской местности. Предлагается позволить самоуправлениям создавать социальные предприятия. Озвучивается и такое мнение: зачем приглашать иностранную рабочую силу при наличии безработицы? Вместо того чтобы пренебрегать этим трудовым резервом, надо подумать, как вернуть людей на рынок труда. А что, раньше не думали?.. 

 

Согласно опросу (2017) Центра исследований рынка и общественного мнения, большинство жителей Латвии настроены против гастарбайтеров. Причем половина опрошенных считает неприемлемым сам принцип подъема экономики страны с помощью иностранцев. Такой вот жесткий патриотизм, притом что Латвия гастарбайтерами не полнится, а количество ее трудоспособного населения опасно уменьшается в силу разных, но хорошо известных на то причин. 

 

“СейЧас” обзвонила владельцев нескольких крупных крестьянских хозяйств Латгалии, чтобы узнать их мнение относительно привлечения труда гастарбайтеров. В итоге тема обросла подробностями. 

 

Латгальский овцевод Григорий Куцинс (PS Ceriiņi, Вецсалиенская волость) пояснял, что он нанимает только сезонных рабочих. 

 

“Но выбирать почти не из кого. Поэтому в основном стараемся справляться сами. В хозяйстве сейчас 120 овцематок, летом будет до 300 овец. Люди нужны для заготовки кормов, но гастарабайтеров с Украины брать не хочу. Вот пару китайцев взял бы с удовольствием. Белорусы и украинцы у нас работать не будут – у них интерес получать по 700–800 евро, притом что работники никакие, всему учить надо, стоять над каждым. Пробовал брать городских, так они все пьющие, а трезвенники не идут – у меня нет возможности платить даже теперешнюю минималку. Считаю, что отработчикам платят ни за что, приучили людей ничего не делать. Проезжаешь мимо волостного управления, так они сидят, курят. Да я за день сделаю столько, сколько эти “отработчики” за месяц. Надежнее всего – семейный бизнес, но у нас с женой так не получается, дочери выросли, стали врачами и в сельское хозяйство уже не вернутся”.  

 

Глава зерноводческого к/х Bebri Янис Гайделис говорил, что ему нужен тракторист. “А где его взять, если все спились, а кто не пьет, тот уехал. За дорогущий трактор, оснащенный современным оборудованием, выпивоху не посадишь. Да, я бы принял толкового гастарбайтера, может, и не одного, но пока заявку не подавал. У меня на 600 га земли семь тракторов, на которых работают четыре тракториста”, – уточнял землевладелец. 

 

Председатель правления ООО “Дубики” Евгений Дубовский (специализация: мясные продукты, строительство, зерно и корм для крупного рогатого скота) пояснял: “У нас рабочих рук не хватает. Задумываемся, чтобы привлечь гастарбайтеров из Беларуси или с Украины. Полагаю, что они не будут прыгать с места на место. В Беларуси еще сохранилась советская дисциплина. Катастрофически не хватает опытных мясников, слесарей, трактористов, я уже не говорю о технологе или агрономе. В отношении обучения технолога намечался  опыт кооперации с Краевой думой, которая обещала субсидировать стипендию, а я, со своей стороны, предоставлял практику, но желающих так и не нашлось”.

 

Известный в Латгалии садовод и владелица питомника саженцев Янина Курсите опечалена, что недавно умерла ее работница, знающий специалист. И заменить некем. “Последние пять лет на сезонные работы я беру ребят из сельских школ, оформляю через Краевую думу, которая платит зарплату, а я налоги, – говорит Янина. – Для сельских детей труд – это не что-то необычное. Другое дело, что ошибки в работе с саженцами допускать нельзя, они дорого обходятся. Работа с тяпкой требует осторожности, внимательности. Саженец с испорченной корой не продашь. Школьники работают по 4 часа в день и получают 230 евро в месяц. В гастарбайтерах пока не нуждаюсь. Их понадобилось бы обеспечить жильем и средней по Латвии зарплатой. Но ведь одно дело, к примеру, молочное хозяйство, когда круглый год работы хватает и доход есть, и другое – саженцы, ограниченные сезоном”. 

 

НА ЗАМЕТКУ

Даугавпилсский филиал Госагентства занятости в числе прочих затребованных работодателями специалистов называет доярок, операторов производства пиломатериалов, скотников, трактористов. На тракториста, к примеру, учат по 4 часа в день. Пришел – получи 5 евро, не пришел – в карман положить нечего. На теорию отведено 30–35 часов, есть и практика. После учебы выдается документ о прохождении программы профессиональной квалификации. Однако куда потом деваются эти трактористы и иже с ними, вам никто не скажет. Один обученный таким образом тракторист признавался, что он ходил на занятия, “потому что платили”, а теперь учится на других курсах, а на тракторе как не работал, так и не работает, не нравится, говорит. 

 

Виктор Каланс, владелец к/х Kļavas (Ликсненская волость), чьи угодья настрадались от прошлогодних ливней, рассказал, что в 2017 году он попытался привлечь для работы гастарбайтеров с Украины. Но труд, связанный с дойкой коров, их не устроил. “Украинцы решили, что будут работать “за столом и в белых перчатках”, так они выразились. Было так: нашел на Украине фирму, поставляющую рабочую силу в страны ЕС. Этих людей довезли до Белостока (Польша), там я их встретил и отвез к себе, предоставил жилье. Но им предложенная работа показалась тяжелой, а зарплата низкой, с тем и расстались”. 

 

По мнению В. Каланса, наши законодатели не думают о производителях, а беспокоятся только об узких национальных интересах, поэтому работоспособные латвийцы сбегают из страны. Каланс считает, что работодатель в Латвии бесправен. “Закон позволяет ввозить рабочую силу, но договор заключается, когда работника не видишь. При этом ты расписываешься в анкете, что несешь за него ответственность и, помимо работы, обязан обеспечить нормальные условия жизни. При наличии у человека биометрического паспорта он мог бы сам въехать в Латвию, познакомиться с работодателем. И тогда я уже не несу ответственности за то, что он сюда прибыл. Надо менять отношение к производству, так как именно благодаря производству пополняется бюджет страны”, – говорит Каланс. 

 

Что касается белорусов, то им биометрические паспорта начнут выдавать с 1 января 2019 года. Тогда как граждане Украины уже с с 11 июня 2017 года могут ездить в страны ЕС без виз, что облегчает для них легальное трудоустройство за границей, – на это обращает внимание глава Всеукраинской ассоциации компаний международного трудоустройства В. Воскобойник. “Турист может заехать в одну из стран ЕС и на месте связаться с потенциальным работодателем, чтобы не стать жертвой украинских посредников-мошенников. Если получится найти работу, можно заключить контракт с работодателем, вернуться на Украину и уже совершенно официально получить рабочую визу на основе такого контракта”. Воскобойник указывает и на то, что предлагаемые за рубежом специальности обычно самые низкооплачиваемые, и местные жители неохотно их выбирают, но для украинца зарплата в 600 евро (около 18 тыс. гривен) является приличным заработком. Эх, не знает пан Воскобойник, что такой заработок и для многих латвийцев вполне приемлем, да не все до его скромных высот дотягивают. Только вот зачем украинцу ехать в Латвию, если в Польше при ее фонтанирующей экономике заработаешь больше? Треть польских фирм остро нуждается в кадрах. В прошлом году разрешения на работу в этой стране получили почти полтора миллиона жителей Незалежной. Осмелимся усомниться, что все они владеют польским. Свое мнение в рамках темы высказал и министр земледелия Я. Дуклавс, отметивший, что все больше латвийцев выбирают для работы Эстонию, где средняя зарплата выше, чем в Латвии. “В итоге у нас нет ни местных работников, ни иностранных. А как тогда развиваться?” – недоумевает министр. 


Источник: grani.lv

А поделиться с друзьями слабо)?

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика