В мире

Размышления после кино про Холокост

27.01.2016 18:51 Автор: Эмма Сотникова Фото:предоставлено автором Размышления после кино про Холокост

Показать бы тебе, насмешнице
И любимице всех друзей,
Царскосельской веселой грешнице,
Что случилось с жизнью твоей.

Анна Ахматова

Из протокола опроса свидетельницы Большаковой Ксении Дмитриевны: “20 сентября 1941 на дворцовой площади города Пушкина… нрзб …но они разбегались, плакали, но их немцы собирали, избивали, а потом открыли огонь из автоматов. Трупы 15 взрослых и 23 детей валялись на площади 12 дней…”

Я жила в Пушкине, я работала в музее (бывшей царской резиденции), я сотни раз проходила по этой дворцовой площади, я рассказывала тысячам туристов о красотах Царскосельских дворцов и парков. И я не знала, что хожу по еврейскому кладбищу, потому что разлагавшиеся трупы 15 взрослых и 23 детей, по свидетельствам очевидцев, закопали здесь же, в траншеях и воронках от снарядов. А теперь там ровный асфальт…

Борис Мафцир, режиссер фильма “Холокост. Восточный фронт”, безошибочно выбирает объекты для съемок – благо выбор мест, где уничтожали евреев, практически безграничен. Камера в деталях и подробностях фиксирует каждый завиток лепнины и узор решеток Екатерининского дворца, и сентябрьские кленовые листья на тропинках старинного парка.

На фоне этой красоты, среди которой я жила несколько лет, приглушенный мужской голос рассказывает о 20 сентября 41-го. После которого были еще бесконечные месяцы охоты и уничтожения всех евреев, живших в городе.

Я так любила Царское Село. Мы здесь гуляли с друзьями, катались на лошадях по этим аллеям, читали Пушкина и Ахматову интеллигентным туристам (иногда такие бывали), посмеивались над невежественными провинциалами, рассказывали, как фашисты уничтожали эту красоту и как доблестные советские реставраторы возрождали ее к жизни.

Но мы ничего не знали о сотнях жизней, которые никто никогда не возродит. Я вспомнила трагические строчки Ахматовой, которые поставила эпиграфом, посмотрев фильм Бориса Мафцира. Он показал нам, веселым царскосельским насмешницам, что случилось с жизнью – там и тогда. И везде.

И красота не спасла ни мир, ни евреев, живших и погибших в царскосельской загородной резиденции русских царей. Они не спаслись нигде. Следующие части фильма сняты в знаменитых Любавичах, на родине движения ХАБАД, в Ростове-на-Дону, на Кавказе. Завершается фильм историей чудесного спасения горских евреев города Нальчика.

“Холокост. Восточный фронт” – второй фильм в историческом сериале, который снимает Борис Мафцир. Почти половина из 6 миллионов уничтоженных евреев погибла на территории бывшего СССР. Рассказ об их судьбе разделен по нескольким регионам, где снимаются отдельные серии этой документальной эпопеи.

Первый фильм, “Хранители Памяти”, снят в Белоруссии и представлен на Международном кинофестивале в Хайфе. У него будет продолжение – “До последнего шага” . На территории Белоруссии, по разным данным, погибли около 800 тысяч евреев. Будет снят фильм о Холокосте в зоне румынской оккупации, в Крыму, в Латвии, на Украине. Практически везде, где погибли примерно 2 миллиона 700 тысяч евреев.

О том, как это происходило, в фильмах рассказывают свидетели, уцелевшие в Холокосте, и хранители памяти. Съемка ведется в тех местах и в то время года, где и когда эти события происходили. Фильмы Мафцира заставляют всматриваться в лица тех, кто смотрел в лицо смерти, следить за тем, куда они идут, чтобы ткнуть сморщенной рукой – тут это было, в этом овраге, на этой площади, в этой роще. И так же лежал снег. Или так же падали кленовые листья… И кажется, что слышишь автоматные очереди и лай овчарок. И крики, детские крики. Хотя в парке такая тишина. И золотая осень…

У каждого, кто посмотрит фильмы Бориса Мафцира, возникнет (и не в первый раз) тяжелый вопрос: “За что?!” или “Почему?!”.

Я тоже искала ответ на этот вопрос. И однажды поняла, что ведь вопрос этот не только о Холокосте и о том, “где был Бог, когда нас выгружали из вагонов в Освенциме” (Кто-то, говорят, видел, что Он стоял на воротах…)

А дело в нашей короткой памяти: Холокост – это совсем недавно, вот в фильме эти старушки все видели и рассказывают. И в банк летом заходил старик с лагерным номером на руке. Все – из первых рук.

Но нет никого (кто же полезет в исторические фолианты), кто напомнил бы нам о пытках инквизиции, о кровавых погромах в Испании, о бандитах Хмельницкого, которые не на штыки, как немцы и полицаи, а на клинки накалывали еврейских младенцев. Да мало ли еще чего было за два тысячелетия изгнания. И наша генетическая память (или историческая – кому как больше нравится) – это один бесконечный Холокост.

И надо же понять, наконец, в чем причина многовековой непрерывной ненависти всех народов мира к евреям.

Мы для них всегда были и остаемся инопланетянами, потенциально опасными. Мы не завоевываем этот мир, но от нас невозможно избавиться. Мы передали этому миру свою Книгу, а с ней – основу современной западной цивилизации. Он ее принял и живет с ней, и повторяет веками в церквях и школах главное ее указание “Возлюби ближнего, как самого себя”, и не в состоянии это сделать.

И снова мы виноваты. Потому что это очень трудно – возлюбить. Потому что этому надо учиться. И кто-то должен опять научить. И это опять мы. Теперь мы должны передать им методику любви. Она есть только у нас, евреев. Она разработана каббалистами (больше они, собственно, ничем и не занимались), и сегодня она доступна каждому. Но самое главное –первыми ее реализовать обязаны мы.

Неужели все так все просто: достаточно евреям научиться любить друг друга, объединиться, стать снова единым народом, как когда-то у горы Синай, и весь мир проснется и увидит, что это возможно? Да, сегодня это не “кремлевские мечтания”. Это возможно, потому что все уже устали от ненависти, потому что Европу захватывают, насилуют, хотят уничтожить, потому что уходит последняя надежда, что завтра будет лучше, чем сегодня.

Моя подруга, живущая во Франции, показала мне вчера в “Скайпе” несколько первых полос французских газет. Израиль был главной новостной темой. То, что у нас вызывает недоуменную усмешку – Израиль создал и поддерживает ИГИЛ, там обсуждается всерьез и принимается всерьез…

Мы всем мешаем, мы виноваты во всех бедах человечества – это лейтмотив европейских СМИ, как будто не было Нового года в Кельне, как будто пару месяцев назад Париж не пережил то, что у нас происходит “коль шени ве хамиши” (просто мы защищаться научились, поэтому меньше жертв).

Показав газеты, моя подруга грустно добавила: “Они (французские евреи), как перепуганное стадо заблудших овец. Они растеряны, но в упор не видят, что вокруг происходит и к чему это все ведет: нас скоро опять начнут грузить в поезда. Поверь мне, это правда – очень скоро!”

Мы можем сколько угодно иронизировать, что у них крыша поехала: где ИГИЛ и где Израиль, и причем здесь мы. Но у нас нет выхода, и надо понять, что да – крыша у них опять поехала от ненависти к нам, и поехала с большой скоростью. И нас скоро – очень скоро – снова начнут загонять в вагоны, если мы не очнемся и не вспомним о своей миссии.

А за истекшие 70 лет железнодорожная сеть в Европе стала просто идеальной для доставки евреев в любой пункт уничтожения. Прокладывать новые пути, как это спешно делали немцы, сегодня не придется (и бомбить их опять никто не станет). Все пути известны, выстроены и проверены. Все способы убийства евреев тоже.

Посмотрев фильм Бориса Мафцира (27/1 в 22 ч. по 1 каналу израильского телевидения) или просто полистав интернет сегодня, когда отмечается Международный день Катастрофы, вы сможете в этом убедиться.

В тель-авивской “Синематеке” презентация фильма состоится 28 нваря, а в Хайфской – 3 февраля.

Источник: 9tv.co.il

А поделиться с друзьями слабо)?

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика