В мире

Тимур Шаов: “Мне нравится Израиль: у вас сажают премьер-министров и президентов, если доказана вина”

14.11.2017 03:23 Фото:PR-агентство Тимур Шаов: “Мне нравится Израиль: у вас сажают премьер-министров и президентов, если доказана вина”

Известный поэт и композитор, автор и исполнитель собственных песен Тимур Шаов вместе с музыкантами-виртуозами Михаилом Маховичем (мандолина) и Николаем Григорьевым (гитара) в ноябре приезжает в Израиль с новой программой “При чем тут Фрейд?”. В преддверии гастролей мы задали Тимуру Шаову несколько вопросов по телефону.

Тимур Султанович, вы были в Израиле с гастролями в 2015 году. Что изменилось за два прошедших года в вашей жизни? У детей? В творчестве? В стране?

В моей жизни, в общем-то, ничего кардинально не изменилось. На вопрос “Как дела?” отвечаю: “Слава богу, без новостей”. Достаточно того, что в стране все сильно изменилось, и не могу сказать, что в лучшую сторону. У детей изменений много, два года в юности большой срок: сын окончил ординатуру по хирургии, дочь – Высшую школу экономики, а младшая дочь перешла в пятый класс.

Чем новый альбом “При чем тут Фрейд?” отличается от предыдущих? Вы остались верны себе, он написан в таком же стиле? Стоит ли слушателям ждать сюрпризов?

Стиль, конечно, не изменился, это все тот же юмор и сатира, но по звучанию этот альбом будет отличаться от предыдущих, мне нравится и материал, который я написал, и то, как мы его аранжировали, будет и рэп, и рок-н-ролл, и мексиканские темы, и вкрапления китайской и индийской музыки. И даже классический струнный квартет. Альбом получился эклектичный, а это то, что я очень люблю.

Вы как-то себя описали следующими словами: “По отцу – черкес, по матери – ногаец, по культуре – русский, по друзьям – еврей”. Вы хотите сказать, что большинство ваших друзей – евреи?

Мои друзья – люди самых разных национальностей – русские, армяне, карачаевцы, черкесы и, конечно, очень много евреев. С некоторыми из них я подружился уже тогда, когда начал гастролировать. Поначалу они организовывали концерты, у кого-то я просто останавливался в доме, а потом, с годами, это переросло в настоящую дружбу, как, например, с замечательным нью-йоркским фотохудожником и писателем Марком Копелевым. В Израиле сейчас живут два моих близких друга еще из “прошлой” жизни – в Хайфе Миша Пономарев, которому посвящена песня “Письмо израильскому другу”, и в Нетании – Андрей Коротков, совсем “свежий” оле, репатриировавшийся два года назад. Предвкушаю веселую встречу.

Как-то в интервью вы говорили, что стремитесь к тому, чтобы в вашей семье соблюдались те законы, которые были у вас в детстве. О каких законах идет речь? Воспитание? Отношение между мамой и папой (за кем последнее слово)? Отношение между взрослыми и детьми?

Это даже не законы, это семейные традиции, которые ты стараешься сохранить и передать детям. Уважение к старшим, любовь в семье друг к другу. У нас в семье было очень бережное отношение родителей к нам. Так же мы теперь относимся и к нашим детям. На мой взгляд, это очень правильно. И наши дети смотрят на нас, и стараются поступать как мы. Детям надо на своем примере показывать, как надо жить, как надо любить друзей, любить свою работу и уступать место пожилым людям в метро. Это самое лучшее воспитание.

Вы как-то рассказывали, что ваш папа был очень проницательным человеком. Все ваши с братом детские шалости и юношеские “закидоны” вычислялись им мгновенно. Но он, по вашим словам, вас так ни разу и не выпорол. “Учил нас шахматам и отвечал в семье за разъяснение балбесам точных наук”, – вспоминали вы. А было за что пороть?

По большому счету, конечно, пороть было не за что. Были какие-то юношеские стандартные проделки: покурить в подъезде, в старших классах выпить с друзьями пива, устроить гулянку, пока папы с мамой нет. По существу, все это милые шалости. Родителям с нами повезло, и нам с родителями тоже.

Ваша мама была директором Института гуманитарных исследований, раньше он назывался Институтом истории языка и литературы Карачаево-Черкесии. Мама была членом бюро обкома и часто бывала в Ставрополе на партийных мероприятиях. Первый секретарь крайкома партии относился к ней очень уважительно. А первым секретарем был тогда Михаил Сергеевич Горбачев. Говорили ли дома про развал Союза? Как относились к этому родители?

Конечно, маме и отцу не нравилось происходящее. И я абсолютно их понимал. Когда я подрос, мы неоднократно с ними говорили о том, что социализма у нас так и не получилось.

Людей читающих и думающих в России всегда было достаточно. Почему, с вашей точки зрения, возможно появление у власти политиков, оправдывающих и очеловечивающих Сталина и сталинизм? Ведь эта власть выбрана демократическим путем и в те времена, когда после долгих десятилетий забвения стали доступны архивы НКВД и материалы о судьбах репрессированных?

Потому что мы, наверное, этот труп так и не похоронили. Мы громогласно заявили, что наш путь – это демократия, и мы этот так называемый коммунистический режим свергли. Может, и не надо было Союз разваливать, кто знает? Как только ухудшается положение, сразу достается эта карта: “А вот раньше бы отец родной не допустил бы этого безобразия”. Мы пожинаем плоды того, что не довели этот процесс до конца. Идет идеализация угнетателей. Чем более авторитарной становится власть, тем чаще она вспоминает своих предшественников. Недаром именно при Сталине были сняты фильмы о Петре Первом и об Иване Грозном. И не случайно Сталин стал “эффективным менеджером”, а про Грозного уже сказали, что он, оказывается, был замечательным царем. Оправдываются единоначалие и методы, обеспечивающие так называемый порядок. Не вспоминают, сколько было репрессированных при Сталине, не вспоминают, что Грозный бежал из Москвы, оставив ее на разграбление Крымскому хану, что писал ему униженно письмо: “Подожди еще маленечко, я тебе дань пришлю…” Эти имена вытаскиваются, чтобы оправдать самодурство нынешнего режима.

Как вы думаете: то, что сейчас происходит в России – это желание вернуться в СССР?

В каком-то смысле да. Человеческая психика устроена так, что помнится только хорошее: пионерские лагеря, бесплатная медицина, оплачиваемый отпуск на море. Люди не помнят несвобод, отсутствия товаров в магазинах и т. д. Проведи сейчас опрос “Хотите вернуться в СССР?”, огромное количество скажет “да”. А если бы они снова оказались в прошлом СССР, то на вопрос через пару лет “хотите вернуться обратно в Россию” они бы снова ответили: “Да, конечно, хотим”.

Как врач вы знаете – прежде чем лечить, надо поставить правильный диагноз. Могли бы вы поставить диагноз современной матушке России? И есть ли лекарства от “недуга”?

Мне кажется, что у России возникло некоторое расщепление личности. Такое бывает при шизофрении, а она, к сожалению, практически не вылечивается полностью. Я бы добавил, что присутствуют элементы амнезии. Мы совершенно забыли, что и как было. И легко можно заметить маниакальный синдром, когда мы все такие счастливые, хотя оснований не очень много. Все диагнозы получились из области психиатрии. Но страна не человек, и нам можно все-таки как-то вылечиться. Во всем мире есть лекарство от этих проблем, оно запатентовано и работает. Это верховенство законов, соблюдение законности, когда есть управа на любого человека, когда все, кто управляет страной, ответственны перед народом. Почему в других странах это работает? Они добрее, умнее нас? У них гражданское общество формировалось на протяжении столетий, а у нас гражданское общество абсолютно незрелое, развращенное семидесятью годами несвободы, террора, промывания мозгов. Мне во многом нравится Израиль, а в отношении власти закона – особенно: у вас сажают премьер-министров и президентов, если доказана их вина.

Есть мнение, что нынешняя ситуация в России и СНГ в целом стала возможна потому, что страна не пережила покаяние, через которое прошла Германия. Почему его не случилось, на ваш взгляд? Вы считаете, что оно возможно, в принципе? Если да, то при каких условиях?

Мы действительно не пережили покаяния. И первые секретари стали мэрами и губернаторами, а директора стали собственниками предприятий. Все та же партийная вертикаль стала вертикалью государства. Впереди должна идти культура, а потом уже все остальное. В девяностые годы было сделано много ошибок. Мне кажется, не хватило политической воли как-то все упорядочить. Не было у нас своего Дэн Сяопина, хотя заслуги Бориса Николаевича, давшего много свободы, несомненны. Но, к сожалению, свобода перешла во вседозволенность и анархию. Это можно объяснить, потому что все делалось впервые и наощупь, а экономическая ситуация была тяжелейшая. Делались не стратегические, а тактические шаги, которые и привели к такому результату. И покаяние – слишком громкое слово. Кому и в чем каяться? Мне лично не в чем, и многие так могут сказать. Все, что случилось со страной, надо осознать, проанализировать и признать, назвать вещи своими именами. Это задача средств массовой информации. Как показывает практика, очень легко народ ввести в заблуждение, но и рассказать ему правду тоже можно. Просто на официальном уровне никто не хочет этим заниматься.

Общество все больше расслаивается благодаря не только и не столько экономике, сколько тому, что люди стали делить друг друга на наших и не наших. Спасибо политикам, конечно. В Интернете при обсуждении серьезных событий кипит агрессия. Вплоть до того, что друзья детства становятся врагами. Можно ли вылечить тех, кто заразился этой агрессией, по-вашему? И как уберечься от заражения?

Да, это потрясающее явление. Даже семьи распадаются, бывали и такие случаи. Оказывалось, что у всех разные политические и идеологические взгляды. Это нонсенс и полное безобразие. Это одна из тех вещей, которую я бы поставил в минус нашей власти. Вместо того, чтобы объединять нацию, они ее раскалывают. Лично я не вычеркиваю людей из друзей в “Фейсбуке” только за то, что они имеют другие взгляды. Единственный способ сохранить близких друзей, придерживающихся иного мнения, – не обсуждать, перейти на другую тему. На своем дне рождения я так и сказал: “Если кто-то сейчас начнет говорить о политике, то я показываю ему “красную карточку” и удаляю с поля”.

В этом году Тимур Шаов и его музыканты–виртуозы выступят в Израиле с новой программой “При чем тут Фрейд?” в Иерусалиме – 21 ноября, Тель-Авиве- 22 ноября, Хайфе – 23 ноября, в Реховоте – 25 ноября.

Источник: 9tv.co.il

А поделиться с друзьями слабо)?

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика