В мире

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

На дискотеке в Германии русский в майке с надписью: «У турок три проблемы». К нему тут же подходит турок и спрашивает:
— Ты чего? Проблем ищешь? Ты наехать хочешь?
— Это ваша первая проблема. Агрессивность. Вы всегда пытаетесь создать проблемы на пустом месте.
Когда дискотека заканчивается, русского подкарауливает группа турок.
— Сейчас ты ответишь за свои слова! — говорят они.
— Это ваша вторая проблема. Вы не можете решать свои проблемы сами и сразу собираетесь стаей по любому поводу.
Да как ты смеешь с нами так говорить?!! — турки выхватывают ножи.
— Это ваша третья проблема, — продолжает русский. Вы всегда приходите с ножами на перестрелку.
(немецкий анекдот)

К третьему дню разгула террора по стране покатилась волна ответных акций. В Димоне психически нездоровый еврей атаковал с ножом муниципального работника-бедуина, в Нетании группа еврейских подростков побила случайно подвернувшихся им ночью на улице арабов из соседней деревни, в Назарете полиция задержала пару евреев, подозреваемых в том, что те закидывали камнями арабские машины.
В леворадикальных кругах поспешили уравнять эти акции с арабским террором. Кое-кто из их лидеров даже ехидно поинтересовался у себя в «Фейсбуке»: «Снесли ли уже дом террористу из Димоны?»
Желание левых радикалов доказать, что, мол, террористы есть и с одной, и с другой стороны, понятно. Тем не менее, следует заметить, что ущербная логика «уравнителей» обеих сторон в данном случае опирается на неверную в корне терминологию.

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

Человек, переживающий неспособность власти прекратить арабские нападения на евреев и решивший взяться за наведение порядка в своем городе, по собственному разумению определяя виновных, нарушитель закона, хулиган и преступник, но не террорист.
Тот же, кто распаленный яростной антисемитской исламской пропагандой пришел в еврейский город с одной целью — успеть убить как можно больше евреев, выбирая себе в жертвы маленьких детей и женщин — именно террорист, или, точнее, джихадист. Недаром он ведет религиозную войну, делясь в социальной сети своей заветной мечтой: стать «шахидом» — мучеником за веру.
Снос дома, как правило, является мерой наказания не для самого террориста, переходящего либо на казенное жилье, либо вообще выбывающего из числа тех, кому оно необходимо. Это взыскание с его оставшихся на свободе и в живых родственников, являющееся средством назидания и сдерживания другим потенциальным джихадистам.

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

В случае еврейских хулиганов или преступников эта мера избыточна. Их действия и без того осуждаются еврейским обществом, в подавляющем большинстве отторгающим самосуд.
В арабском социуме ситуация иная. Многие там, возможно, не готовы стать шахидами, но при этом вполне поддерживают путь джихада, избранный своими наиболее фанатичными представителями.
Сразу же после поджога дома в арабской деревне под Шхемом, закончившегося гибелью двух его жителей, президент Израиля Реувен Ривлин поспешил осудить «еврейских террористов», несмотря на то, что причастность евреев к этому преступлению до сих пор не доказана.

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

Неуклюжая, но искренняя позиция президента отразила мнение подавляющего большинства израильтян, ощущающих коллективную национальную ответственность и априори отвергающего подобные методы противостояния стремлению арабов уничтожить еврейское государство.
В отличие от Ривлина, лидеры арабов даже не думают называть убийства евреев, совершаемые их соплеменниками, неприемлемыми. И не потому, что не чувствуют себя причастными к действиям наиболее экзальтированных членов своей общины, а потому, что вовсе не считают их неправыми, и даже наоборот, открыто декларируют легитимность таких убийств.
Глава Шхема Акрам Раджуб объяснил израильским журналистам: «Любые действия против поселенцев приемлемы». А арабский депутат Кнессета Басиль Гатес по парламентскому телеканалу откровенно заявил, что не считает невинными жертвами убитых террористами еврейских жителей Иудеи и Самарии.

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

Впрочем, арабские сторонники террора солидарны с убийствами любых евреев, как тех, кто живут в Иудее и Самарии, так и населяющих другие регионы страны. Недаром в субботу арабы Назарета вышли на демонстрацию солидарности со своей землячкой, обезвреженной во время попытки теракта на автобусной станции в Афуле.
А во вторник Верховная наблюдательная комиссия израильских арабов объявила о проведении забастовки в арабском секторе из солидарности с джихадистами.
Именно поэтому принципиально важно, чтобы арабское общество всё целиком почувствовало коллективную ответственность за нынешний террор, осознало, что молчаливое, а уж тем более открытое потворство террору и одобрение джихада не может оставаться безнаказанным и чревато серьёзными потерями не только для безбашенных шахидов, но и для них самих.
Недопустима ситуация, при которой жители арабских городов и деревень радуются убийствам евреев, раздают сладости на улицах или выходят на демонстрации солидарности с террористами, а потом как ни в чем не бывало спокойно приходят работать или развлекаться в еврейские города.

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

Арабские кланы должны нести ответственность за своих террористов, особенно перевозбужденных подстрекательством исламских идеологов малолеток, которых старейшины не удосужились вовремя выпороть, навсегда отбив охоту бежать с ножом на еврейских детей.
Практика коллективных наказаний абсолютно легитимна. Она широко применяется даже в отношениях между демократическими западными странами. Например, США не перестают быть флагманом демократии из-за того, что обрекают всех израильтян на изнурительный и унизительный процесс получения визы, чтобы воспрепятствовать некоторой части израильтян приехать в США и остаться там навсегда.
Коллективные наказания в отношении арабских общин активно использовали британцы во время подавления арабского бунта в 30-х годах прошлого столетия. Сегодня немало из методов того времени уже не кажутся допустимыми. В то же время, есть целый ряд возможных действий, включая снос дома семьи террориста, штрафы, накладываемые на деревню, старосты которой не проявили должного усердия для того, чтобы остановить своего «воина джихада», увязка разрешений на работу в и другие льготы с лояльностью жителей деревни и т. д.
Вместе с тем, решать о том, какие меры принимать для подавления джихада и определять, а уж тем более накладывать наказания, в том числе коллективные, вправе исключительно правительство и соответствующие государственные структуры, но не сами жители страны, даже крайне озабоченные национальной безопасностью.

Волна террора в Израиле: нет — самосуду, да — коллективному наказанию

Попытки самосуда указывают на то, что жители страны перестают доверять власти в вопросе собственной защиты. Они пытаются восстановить справедливость и обеспечить себе безопасность, больше не надеясь на правительство. Если об успехе или провале властей в попытке подавить террор говорить ещё рано, то вот в обеспечении жителям страны ощущения защищенности правительство, очевидно, провалилось. И попытки самосуда — однозначный индикатор этого.
Но необходимо ясно осознавать, что самосуд — прямой путь к деградации. Преимущество израильтян над численно превосходящими их на порядки арабами всегда опиралось на две основы — моральное и интеллектуальное превосходство. Избиение случайных арабов на улице дезавуирует и то, и другое.
Опустившись на нравственный уровень своих врагов и уравнявшись с ними в интеллектуальных способностях, мы гарантированно проиграем войну.
Оригинал публикации
Источник: http://9tv.co.il/news/2015/10/14/215128.html

За Рубежом
Скромна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *